Site icon Франция. Обо всем

Российские власти «не в восторге» что «преступники и даже фундаменталисты» вернутся из Франции.

Российские власти "не в восторге" что "преступники и даже фундаменталисты" вернутся из Франции.

После заявления главы министерства  внутренних дел Франции Жеральда Дарманина  о намерении выдворить из страны 231 радикально настроенного иностранца  после обезглавливания  французского  учителя, многие медиа страны задались вопросом о том, насколько легко будет реализовать озвученные планы. С учетом многих обстоятельств, в том числе того, что российские власти «не в восторге» что «преступники и даже фундаменталисты» вернутся из Франции.

Объявление о высылке радикально настроенных иностранцев направлено на то, чтобы показать  общественности, что государство действует твердо против радикального исламизма, — пишет Фигаро. 31 марта 2018 года, через восемь дней после нападения на Трэб-Каркассон, тогдашний министр внутренних дел Жерар Колломб объявил, что в 2017 году были высланы двадцать нефранцузских радикализированных граждан в обычном порядке. Вскоре после нападения на штаб-квартиру парижской полиции  тогдашнего премьер-министра Эдуара Филиппа сообщили, что 370 нелегальных иностранцев, внесенных в досье о предотвращении террористической радикализации ( FSPRT) покинули территорию страны с ноября 2017 года.

Сегодня список составляет 231 человек,  «которых мы должны выдворить, и которые находятся в нестандартной ситуации, преследуемые по подозрению в радикализации», — заявил министр внутренних дел Жеральд Дарманин во вторник, 13 октября, за три дня до убийства Самюэля Пати в Конфлан-Сент-Онорин, — сообщает LCI.  . В воскресенье, собрав префектов Франции, он попросил их осуществить эту меру быстро.

Однако, депортировать нелегальных иностранцев не так-то просто. Так, из 231 человека (включая 180 заключенных, которые должны сначала отбыть наказание), в отношении которых  определённая процедура была начата, но которая не привела к депортации, 50 человек «представили законную причину», согласно которой на этом этапе они останутся во Франции, — уточнил министр. Это, например, люди из воюющих стран, в которые Франция не может их депортировать в соответствии с международными конвенциями. «Все понимают, что депортировать в Ливию сложно», — заявил Жеральд Дарманин. Других могут удерживать семейные узы во Франции, например, если они являются родителями французских детей или супругами французов.

Даже когда нет никаких оснований,  способных предотвратить высылку нелегальных иностранцев, иногда возникают простые технические препятствия. Так, например, «когда люди, подлежащие возвращению, не имеют документа, удостоверяющего личность, государство должно получить согласие страны происхождения путем выдачи консульского пропуска. Получить этот документ, к тому же заблаговременно (то есть до окончания срока содержания под стражей), не всегда легко. Тем более, что эти страны не особенно заинтересованы сотрудничать по этому вопросу», — можно прочитать на сайте Vie publique.
Таким образом, в газете Le Monde министерство признает, что российские власти, с территории  которой происходят чеченцы, «не в восторге» от идеи «увидеть, как преступники, и даже фундаменталисты вернутся домой». Именно в этот момент наступает время дипломатии, когда необходимо попытаться убедить заинтересованные страны принять своих бывших граждан обратно на свою территорию.

Как уточняет медиа, ссылаясь на Бово (место размещения МВД Франции), именно это стало одной из причин визита Жеральда Дарманина в Марокко 16 октября, в тот день, когда было совершено нападение в Конфлан-Сент-Онорин. 25 октября он также должен отправиться в Алжир с двухдневным визитом, где также должен обсудить эту тему.

Exit mobile version