- Новости, Ролан Гаррос, Соревнования и турниры

«Ролан Гаррос» опять преобразился до неузнаваемости

Если кардинальная реконструкция турнира «Ролан Гаррос» выпала на президентство Бернара Гьюдичелли случайно, то размах и темпы с которыми второй год происходит преобразование знаменитого турнира,  выглядят абсолютно неслучайными и  убедительно демонстрируют историческую преемственность.

Обновление знаменитого турнира под руководством  представителя Корсики, бывшего игрока регби, демонстрирует  темпы, которые  не могут не напомнить знатокам достижения его великого земляка.   И, возможно, неслучайно. В прошлом году, когда на Ролан  Гарросе  был запущен новый  14 корт и почти закончен корт Симоны-Матье, в ответ на возникшие ассоциации с темпами строительства Наполеона Бонапарта  на Эльбе, Президент FFT продемонстрировал  детальное знание истории наполеоновского периода. Уточнив что залы, воспроизводившие на Эльбе фрагменты дворца Фонтенбло были возведены сосланным на остров Наполеоном не за год, а за 9 месяцев.

   Вот теперь, спустя двести лет второй представитель Корсики воспроизводил на свет другой  фундаментальный исторический объект. Итоги второго года реконструкции Ролан Гарроса впечатляли еще больше. За 14 кортом появились тренировочные 15 и 16, корт Симонны-Матье  был завершен и торжественно открыт вчера, после жеребьевки, а корт Филиппа Шатрие, пусть  еще не доделанный до конца, но законченный для функционирования центральных кортов, был уже готов к приему игроков и зрителей и первые матчи на нем пройдут уже в воскресенье.Ролан Гаррос опять преобразился до неузнаваемости

С учетом того, что эта главная площадка была переделана на 80%, а стены разрушены до основания результаты выглядели более чем впечатляющими.  Единственно, что не изменилось на Шатрие, —  это игровая площадка, существующая с 1928 года  и помнящая таких знаменитостей,  как, например, основатель марки Лакоста. Помимо стахановских темпов строительства столько быстрая замена кортов, которую многие посетители и не заметили, стала возможно благодаря решению делать новый Шатрие  металлическим. Все сборные составляющие стадиона были отлиты заранее, затем привезены и установлены.

После турнира преобразования Шатрие продолжатся. Есть еще достаточно  мест, которые не закончены. Во время турнира они будут задекорированы и доделаны  к следующему году, Как и крыша с 11 раздвижными крыльями, весом 3500 тонн.

Другим существенным изменением турнира стало то, что Ролан-Гаррос существенно  увеличился в пространстве. Вместо 8,5 гектаров, которые  были раньше, теперь он занимает 12, растянувшись почти на километр. Если быть абсолютно точными, то 16 соревновательных кортов разместили в длину  с запада на восток на протяжении 800 м .

 За десять лет на реконструкцию Ролан Гарроса было инвестировано полмиллиарда евро. В том числе 160 миллионов для кортов Филиппа Шатрие. Однако, несмотря на серьезные расходы призовые престижного турнира в этом году, как упоминалось ранее, были опять увеличены.

Самым деликатным местом Ролан Гарроса, вокруг которого много лет шли судебные битвы с защитниками биологического разнообразия стали теплицы, с интегрированным на их территории третьим по значимости новым кортом  Симоны Метье.

Полуподземный корт на 5000 мест стал результатом вдохновения архитектурой соседних исторических теплиц — Formigé.  Воздвигнутый в память о Симоне Матье, — двукратной победительнице открытого чемпионата Франции (1938 и 1939) и легендарной фигуре французского движения  Сопротивления сегодня он обещает стать достаточно популярным местом парижской публики.   Если во время турнира, здесь, как и на всей территории  будут работать магазинчики Ролан Гарроса, то вне турнира  у организаторов есть амбициозная идея  сделать его местом культурных выставок и, даже, возможно, круглогодичного ресторана.

Несмотря на увеличение территории Ролан Гарроса в целом перемещаться на нем стало проще. Переделанные корты, над которыми публика могла передвигаться без необходимости выходить и заходить, позволяли больше всего увидеть. Кроме того обустроили задавались целью вернуться в стилистике турнира к образу Булонского леса 80х годов. Что, откровенно говоря было абсолютно не лишним, особенно с учетом того что ложка дегтя в грандиозном преобразовательном процессе, все-таки обнаружилась. Завершающие с западного края территорию Ролан Гарроса  тренировочные 15 и 16 корты  оказывались зажаты с двух сторон в узкий угол автомобильных дорог и в час пик  выхлоп проезжающего транспорта здесь  становился весьма ощутим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *